esselt: (Я с Джинкой)

Это еще был СССР и для выезда из страны требовалась выездная виза.
Жанна объяснила мне, где в Ташкенте находится отделение не знаю чего, видимо ОВИРа, где мне требовалось получить выездную визу.
Так объяснила, что я, выйдя в Луначарском пошла в противоположную сторону и почти дошла до Тракторного.
Нашла в конце концов.
Полноватая женщина среднеазиатской внешности дежурно уговаривала меня не уезжать.
Мол, вот у вас ведь двое сыновей, а Израиль воюющая страна, там они пойдут в армию... и вообще кто такой этот... Бронштейн (или даже Франкенштейн) - фамилия, указанная в вызове, как вызывающий меня родственник, кто он вам? Я врала, что дядя по отцовской линии.
Жанна стремительным домкратом уезжала,  Она уже ездила в Москву и получила билеты на самолет. На январь 91-го года.
А в стране с каждым днем становилось все чудесатей ит чудесатей. Мне совсем не хотелось куда-то уезжать. Тем более в Израиль. Я ничего не знала про Израиль (кроме того, что там на четверть бывший наш народ), но те представители "нашего народа", которых я знала лично и они уже уехали в Израиль никогда не были мне друзьями и даже просто близкими по духу, у меня было представление, что это в основном  "товаровед,  завсклад" и проч, а я - неуважаемая образованка, без штанов, но в шляпке. И мама наотрез отказывалась ехать с нами.
И тут началась война в заливе.
Про  то, что Саддам будет бомбить Израиль, если посмеют оторвать от него аннексированный Кувейт, трубили все СМИ. Жанна перенесла свой отъезд на март. А я себе никак не сознавалась, что я передумала эмигрировать, однако что-либо делать прекратила без объяснительной.
Я читала, как подорванная. И наслаждалась взорванным потолком.
Про потолок надо сделать небольшое отступление.
Задумываться что, как, зачем и почему в общественном устройстве я начала довольно поздно, уже после совершеннолетия. И никак не могла ни до чего додуматься. Как потолок какой-то, который не дает моему разуму проникнуть вглубь, увидеть ввысь. Я долго считала, что это мой потолок, потолок моего разума.
В каком-то смысле это так и было. Это был искусственно возведенный потолок образования и информации.
Но это я поняла позже, в перестройку, когда запойно читала все подряд, как подорванная. Это было сказочное чувство. Свободного полета.
Тогда еще почтовая служба работала исправно. И до путча я успела обменяться с Жанной полдюжиной, не меньше, писем.
Мне немного стыдно от своего сразупослепутчевого письма, переполненного эксзальтированных восторгов.
Воистину в мире есть лишь 2 трагедии: одна неисполнение заветного желания, вторая - исполнение его.

И вкусить второй тип трагедии довелось очень скоро.

Но на мой закат печальный блеснула любовь улыбкою прощальной.

И.. уезжать?... вы с ума сошли! НИЗАЧТО!
Транспорт ходил все хуже и стоил все дороже, а деньги почти не платили, а то что иногда (раз в 2-3 месяца) платили... это были не деньги, хотя иногда не вмещались не то что в сумочку, в кошелку, пачки, пачки... расплачиваясь их даже не распечатывали...
А когда только началось, я ... оООО дура, дура! писала Жанне: " мне нравится жить при  инфляции, все дорожает, но всегда можно встретить что-нибудь, что стоит такие смешные гроши..."
Я ходила на работу пешком и , глядя в бирюзовую воду канала, на золотые плакучие ивы по его берегам, на пышные чинары, на голубые горы на горизонте с трех сторон, я себе говорила: как я от этого уеду? куда? где так пахнет джида по весне? и где я найду таких друзей?
Все вокруг уезжали, кто куда.
Первый (самый умный) уехал Волынщиков. В Калугу. Еще в 90-ом году. Сдал свою шикарную 3-х комнатную квартиру в районе дворца Химиков, в кирпичном доме старой планировки - мечту, а не квартиру. И уехал жить с двумя детьми в общежитие-малосемейку, в одной комнатенке, удобства в конце коридора, кухня одна на этаж. Но на момент распада Союза он был прописан в России и ему не пришлось отстаивать по 2 ночи в очереди в российское посольство для получения гражданства. У нас работала молодой специалист из Минска, Приехала по распределению незадолго до крушения нерушимого. И стала узбечкой внезапно. У нее родители в Минске, однако возникали проблемы с гражданством.
Волнами смывало всех вокруг. И оттуда, издалека, куда их щепками прибило к родным- чужим берегам доносились до нас жуткие истории, как нашего специалиста по гражданской обороне (да, был и такой в нашем КБ) сожгли завистливые соседи. Сейчас меня нисколько не удивляют такие истории. Тогда - очень.

...

esselt: (жулька)
Ну да, я уже писала, что почти всю жизнь (лет с 12-ти)  периодически веду дневники и регулярно некоторые уничтожаю (о чем всегда после жалею).
Эта тетрадка уцелела. Она начинается 19 августа 1991 года.
Орфография и пунктуация сохранены со всеми ошибками. Не говоря уже о том, что ни буквы, ни слова не вычеркнула и не изменила (хотя... хотя, мои дневники отнюдь не предназначались для опубликования,  многое мне после бывает стыдно перечитывать, но... надеюсь, что чересчур длинная запись отпугнет немногочисленных читателей моего жж, а для себя самой мне бы хотелось это сохранить в электронном виде).



мой дневник за 19-22 августа 1991 года )

  
esselt: (птичка)

Интервью пресс-атташе Хамовнического суда Натальи Васильевой «Новой газете»


«Мне не стыдно, что я работала поваром. Повар хотя бы может быть честным человеком»

И это кстати весьма симптоматично.
Я еще когда на доисторической родине жила, знала, что ХХ век тайфуном сдул из России сливки, осталось одно дерьмо.
А сливки разметало по глобусу, некоторые островками на окраинах империи за горы зацепились.
esselt: (Юля Капулетти)

Солнце в небе - малиновый прыщ,
Закат закатывается за небо,
Грядок в поле - миллионы тыщ!
И нету такой, на которой б я не был.

Сначала по этой, потом по той,
Бреду, сгребая лохмотья белые,
Можете злорадствовать -
Я - не герой!
Пятнадцать сегодня
Вряд ли сделаю!

А завтра снова
Дистрофик рассвет
Меня полусонного в поле выведет...

пахтакорское )
esselt: (кошка)

via [livejournal.com profile] hasisin 
originaly posted [livejournal.com profile] zepp 


 
http://zepp.livejournal.com/1330861.html - тут в общем повествуется о том, что город Железногорск может этой зимой малость замерзнуть. В прошлую зиму там тоже не жарко было, а поскольку нынешней зимой останется одна мазутная котельная на весь город, железногорцам можно посочувствовать.
История простая: был в городе атомный реактор, американцы предложили его остановить, а взамен построить ТЭЦ. Почему остановить - потому что не хрен дебилам оставлять опасные игрушки. Денег честно дали. Деньги украли. Они снова дали, их опять украли. В итоге ТЭЦ нет, реактор уже остановлен, железногорцам писец.
Ребята хотят заглавный пост разогнать до топа ЖЖ и видят в этом смысл, я не вижу, но почему бы не попробовать. Хотя бы чтобы очередная национальная трагедия не стала для блоггеров сюрпризом.



короткий комментарий, или отчего этот перепост )
esselt: (джульетта)
 мемуар )

И вот прошло 19 лет. И ясно уже можно сказать: ГКЧП таки победил, причем уже 10 лет как.
Но хорошо смеется тот, кто смееется последним.
Посмеемся еще...
esselt: (bird)
короче отчетливо разглядела толстый лысый хвост крысёнка в кровавой каше Киргизии.

беглый взгляд )
esselt: (Юля Капулетти)
Это дерево - боярка, в октябре-ноябре 96-го мы с него много ягод собирали, а маленькая тогда Джинка носилась там, повизгивая от восторга (почти как я, когда ночем слушала Явлинского ).

А место называется Ходжикент. 
esselt: (Default)
Первый раз я попала на хлопок осенью Read more... )

Profile

esselt: (Default)
esselt

February 2016

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 20th, 2017 04:09 pm
Powered by Dreamwidth Studios