esselt: (котеночек)
Видимо звиздец подкрался.
А мне ничуть и никого не жаль.
Нет
Кое-кого мне жаль.
Мне жаль Дождь. Я очень хочу, чтобы потом, когда все закончится и снова прорастет трава, чтобы они процвели и разбогатели, они все там молодые, они доживут.
Мне жаль Яндекс. Я всегда любила яндекс и теперь гораздо больше гугла дурацкого.
...
чё, все что ли?
потом еще может вспомню...

...
главное я уже поняла, не будет Нюрнберга, не будет Гааги и Эрнста с фуистиковыми не приговорят к пожизненному - это мне как раз не жалко, потому что они заслужили гораздо больше пожизненного, но я поняла, что эти обмылки выскочат, аморфный эрнст то точно, а жаль, так хотелось бы его увидеть подвешенного за яйца...
Киселеву выскочить не удастся. И ему проломят башку. Легко отделается, главное быстро.

все.

сеанс окончен.

Эх... столько не показали.
esselt: (закат)
... звучит сирена.
она нестрашная, негромкая, довольно мелодичная.
Мне до бомбоубежища - 2 лестничных пролета.
Но я туда не иду. Я опасаюсь, что там большие тараканы. Или крысы. Или и то и другое.
Потом слышу БУМ-М!
Далеко.

А по телику нон-стопом новости, как обычно у нас во время наших войн.
И представитель службы тыла с усталым изможденным лицом в тысячный раз повторяет, что надо делать, куды бечь, как лечь и закрыть голову руками...

Но вот, что настораживает: он уже стописят раз сказал, что в районе Тель Авива есть полторы минуты от начала сирены. Последний БУМ-М прозвучал, когда  сирена еще не закончила свое мелодичное треньканье, да и вчера мне показалось было меньше минуты.

* * *

Jul. 17th, 2012 01:43 pm
esselt: (закат)
Андрей Кураев у Виктора Топаллера в Нью Йорке прочитал одно стихотворение Роберта Рождественского.
В раннем возрасте я очень любила Рождественского и учила наизусть и Поэму о разных точках зрения и До твоего прихода. У родителей были подшивки журнала Юность за 60-е годы, я их листала и подсела на Рождественского, хотя уже тогда он считался как бы второразрядным поэтом-песенником. А мне нравилось:

Жизнь летит, как шоссе от любви до любви...

Послушав Кураева я что-то поленилась найти незнакомое стихотворение, не запомнила строчку, чтобы можно было искать. Там они сначала говорили о Пастернаке и Топаллер предложил почитать что-то Пастернака, а Кураев сначала прочитал, а после сказал: Это между прочим Роберт Рождественский. И осталась только мелодия и ни одного точного слова.

Я достала свои блокнотики и стала почти наизусть читать:

Вы думаете это грохочут новостройки,
а это наши челюсти жуют...


Может  оттого, что это давным давно стало частью меня самой, слова показались пресными и захотелось изыска, и я стала перечитывать Пушкина, но не Евгения Онегина, а прозу.
И опять я стала думать про Сильвио, что он злобный и мелкий, оттого докопался до мальчика-мажора графа, что завидовал черной завистью и комплексовал. И обязан был во что бы то ни стало унизить до себя.

Низкие всегда хотят унизить до себя, а высокие напротив возвышают.

* * *

Jul. 17th, 2012 01:20 pm
esselt: (котеночек)
В воскресенье в программе Без дураков был Гейдар Джемаль, а в программе В Нью Йорке в Виктором Топаллером был Андрей Кураев.

Оба умные, образованные и хотели говорить о самом интересном. О смысле. В смысле ЗАЧЕМ?
Зачем все. Кто мы, откуда, куда идем?
Но как только они приближались к тому, чтобы уже произнести самое самое интересное, так ведущие, словно сговорившись, перебивали и уводили разговор в суетную сторону.
Я, конечно не согласилась бы с тем, как этот вопрос решает Гейдар Джемаль, да и Кураев скорее всего тоже, но очень хотелось услышать.

Джемаль очень хотел понравиться Корзуну и потому никаких таких исламских откровений себе не позволял.

Согласился только, что Израиль и (!) Аремения не должны существовать. Меня несколько утешило и успокоило, что Израиль не одинок в этом списке Гейдара Джемаля. Впрочем... вскоре выяснилось, что отец его азербайджанец, такшта...


Гейдар показался мне менее умным, чем я обычно про него думаю, а Кураев наоборот, хотя про Кураева я очень мало знала досель.

Кураев говорил нарочито тихо (если хочешь быть услышанным...), так тихо, что пришлось вдвое громкость подкрутить, и Топаллер орал как на базаре.

Кураев сказал очень деликатно и политкорректно:

- Русский народ неконкурентноспособен.

Увы...

У Виктора Топаллера традиция: под занавес каждый гость его программы читает стихотворение.
Кураев прочитал незнакомое мне из Рождественского.
esselt: (жулька)
Ну да, я уже писала, что почти всю жизнь (лет с 12-ти)  периодически веду дневники и регулярно некоторые уничтожаю (о чем всегда после жалею).
Эта тетрадка уцелела. Она начинается 19 августа 1991 года.
Орфография и пунктуация сохранены со всеми ошибками. Не говоря уже о том, что ни буквы, ни слова не вычеркнула и не изменила (хотя... хотя, мои дневники отнюдь не предназначались для опубликования,  многое мне после бывает стыдно перечитывать, но... надеюсь, что чересчур длинная запись отпугнет немногочисленных читателей моего жж, а для себя самой мне бы хотелось это сохранить в электронном виде).



мой дневник за 19-22 августа 1991 года )

  
esselt: (котеночек)
ПАРНАС не зарегистрировали.
Кто бы мог подумать!

Если это правда, что у них там в списках отрыли несколько мертвых душ, то я полагаю, что им этих покойников спецом и вставили, чтобы не париться с поиском повода для отказа в регистрации.

Profile

esselt: (Default)
esselt

February 2016

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 07:06 pm
Powered by Dreamwidth Studios